Гражданско правовая природа исключительных прав

Гражданско правовая природа исключительных прав

Специфическая природа исключительного права в первую очередь обуславливается информационным характером его объекта. В науке гражданского права выделяют следующие свойства объектов исключительных прав: возможность многократного использования; неисчерпаемость при потреблении; сохранение информации у передающего ее субъекта; способность к сохранению, накапливанию, интегрированию. Данные свойства определяют специфику правового режима таких объектов, которая заключается в установлении за определенными лицами таких субъективных гражданских прав, которые опосредуя возможности самостоятельного использования объекта, одновременно устанавливают юридический запрет на совершение аналогичных действий для всех других лиц, фактически имеющих доступ к объекту. Вопрос об объекте исключительного права, безусловно, актуален.

Существо и особенности того или иного объекта исключительных прав изначально определяют основные черты его правового режима уже внутри института исключительных прав.

От объекта зависят в первую очередь основания и способы установления исключительного права, определение первоначального обладателя исключительного права, фактические возможности и способы их юридического обеспечения за правообладателем в рамках принадлежащего ему субъективного исключительного права, условия осуществления и способы защиты исключительного права. Поэтому представляется необходимым определить круг объектов исключительных прав для целей настоящего исследования. С принятием четвертой части ГК РФ круг объектов исключительных прав расширяется, что приводит к изменению самой системы исключительных прав, их вариантности, усложнению юридической природы.

Теперь перечень объектов исключительных прав исчерпывающе определен в ст.1225 ГК РФ. Однако не все из перечисленных в указанной статье социальных благ безоговорочно признаются объектами исключительных прав в науке гражданского права. Например, применительно к праву на наименование места происхождения товара в Законе

«О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»

не использовался термин «исключительное».

«Квазиабсолютный» характер данного права давал почву для выводов об отсутствии исключительного характера права на НМПТ.

Ярким представителем точки зрения, согласно которой право на НМПТ признавалось исключительным, являлся В.А. Дозорцев. Современный законодатель воспринял такую точку зрения, что представляется верным, поскольку «исключительность», как было сказано, не означает принадлежность права на определенный объект лишь одному субъекту, а в своих признаках право на НМПТ не содержит принципиальных отличий от других видов исключительных прав. Острые дискуссии ведутся относительно отнесения ноу-хау к объектам исключительных прав.

В науке широко распространено мнение, высказанное И.А. Зениным, согласно которому на ноу-хау не существует исключительного права, а есть лишь фактическая монополия.

В продолжение этой позиции сформулирована точка зрения о том, что ноу-хау не является объектом субъективного гражданского права, а есть объект охраняемого законом интереса.

О.А. Городов относит информацию, составляющую коммерческую тайну, к объектам интеллектуальной собственности, но не к объектам исключительных прав, ссылаясь на особый режим правовой охраны объекта, отличный от исключительного права: «Если предмет. находится «за семью печатями», т.е.

неизвестен третьим лицам, то нет необходимости устанавливать монопольное право на его использование.

Поэтому речь должна идти не о запрете на использование результата интеллектуальной деятельности, а о 92 -Г» запрете на доступ к результату, что не одно и тоже».

В меньшинстве находятся те авторы, которые считают ноу-хау объектом исключительного права.

В.А. Дозорцев предлагал считать ноу-хау особым объектом исключительного права, именно права на использование объекта, которое имеет квазиабсолютную природу . В положениях четвертой части ГК РФ относительно правовой охраны ноу-хау обнаруживается симбиоз двух правовых режимов: режима коммерческой тайны и исключительных прав. Новое исключительное право на ноу-хау возникает лишь при установлении относительно информации, составляющей секрет производства, режима коммерческой тайны (ст.

1465 ГК РФ). При этом формируется абсолютная правовая обязанность для всех других, кроме правообладателя, лиц не использовать ноу-хау и, что не типично для исключительных прав, не обладать ноу-хау (получать к нему доступ). Полагаем, что секрет производства должен признаваться- объектом абсолютного гражданского права, что позволит обеспечить защиту этого права гражданско-правовыми способами, задействовать в целях правовой охраны ноу-хау нормы о деликтных обязательствах. Деликтое обязательство, как известно, возникает в результате нарушения абсолютного права.

Однако ¦включение такого абсолютного права в систему исключительных прав не обнаруживает каких-либо преимуществ по сравнению с прежним режимом правовой охраны (режимом коммерческой тайны). Такое исключительное право не.

вписывается в общую систему, поскольку классическое исключительное право не предполагает запрета для неуправомоченных лиц обладать объектом, иметь к нему доступ. Право на секрет производства такой запрет предполагает. Помимо всего прочего, исключительное право на ноу-хау может быть легко утрачено в результате одноактного его нарушения, когда правонарушитель разгласит информацию, составляющую секрет производства, что приведет к утрате конфиденциальности объекта и прекращению исключительного права (ст.

1467 ГК РФ). Это вызывает сомнения в целесообразности такого режима правовой охраны . Видится проблема и во включении ноу-хау в систему объектов исключительных прав: его нельзя безоговорочно отнести к результатам интеллектуальной деятельности и оно явно не является средством индивидуализации.

Поскольку весь комплекс объектов исключительных прав законодателем поделен на две указанные группы (что следует из названия раздела VII и текста ст.

1225 ГК РФ), в целях данного исследования ноу-хау мы относим к результатам интеллектуальной деятельности.

Сложности вызывает вопрос о правовой природе фирменных наименований, а так же характере прав на данные объекты.

Одни авторы относят право на фирменное наименование к личным неимущественным. указывая на то, что фирменное наименование является средством индивидуализации юридического лица — субъекта права, элементом его правосубъектности. Другие утверждают, что оно носит имущественный характер, являясь средством индивидуализации предпринимательской 0*7 деятельности субъекта.

Абсолютно не наблюдается никакого единомыслия относительно возможности отчуждаемости данного объекта: ему то 98 приписывают свойство отчуждаемости. то, напротив, констатируют полную невозможность перехода фирменного наименования к другому субъекту». В четвертой части ГК РФ право на фирменное наименование признано исключительным (ст.

1225, 1474 ГК РФ). Принятие четвертой части ГК РФ закрепило основы правового режима фирменных наименований, что вкупе с другими нормами Гражданского кодекса и ряда федеральных законов о юридических лицах создает достаточную базу для правового регулирования соответствующих отношений. Фирменное наименование (фирма) понимается как средство индивидуализации юридического лица, говорится, что коммерческая организация должна иметь фирменное наименование, под фирменным наименованием она участвует в правовых отношениях и это наименование должно указывать на организационно-правовую форму юридического лица (ст. 1473 ГК РФ, ст. 54, 69, 82, 87, 95, 96, 107, 113, 115 ГК РФ).

Не смотря на то, что фирменное наименование способно выполнять функцию средства индивидуализации предприятия (бизнеса). законодатель, по-видимому, не признает за фирмой такой функции, предлагая для индивидуализации предприятий другой объект исключительного права — коммерческое обозначение (ст.ст.1476, 1538 ГК РФ).

Понимание фирменного наименования как средства индивидуализации предприятия юридического лица, но не имени самой организации, свойственно многим развитым правопорядкам. Анализируя законодательство ряда зарубежных стран о фирменных наименованиях, В.И. Еременко отмечает: «Фирменным наименованием (пот commercial) является название, под которым физическое или юридическое лицо обозначает предприятие, которое оно использует для идентификации своих отношений с клиентурой в каком-либо конкретном секторе экономики.

Поэтому фирменное наименование, являясь объектом промышленной собственности, может передаваться, т.е.

быть предметом оборота, но только совместно с предприятием, которое оно обозначает».

В этом же смысле, по мнению, автора приведенной цитаты, термин «фирменное наименование» употребляется в тексте ст. 8-Парижской конвенции об охране промышленной собственности, а так же в 1 f\0 законодательствах большинства стран мира . Российский законодатель понимает фирменное наименование как средство индивидуализации юридического лица -.

участника предпринимательского оборота. Индивидуализация субъекта права — это сфера действия личных неимущественных прав. Однако, как представляется, фирменное наименование имеет отличия от простого наименования (имени) юридического лица, поскольку оно индивидуализирует не только субъекта частных и публичных правовых отношений, но преимущественно субъекта предпринимательского оборота.

Фирма индивидуализирует юридическое лицо в его предпринимательской деятельности, что так же отличает ее от средства индивидуализации предприятий. Предприятие — это имущество, инструмент для осуществления предпринимательской деятельности, оно способно к отчуждению и обороту.

Предпринимательская деятельность не отделима от юридической личности организации, поэтому и право на фирменное наименование не отчуждаемо (п.2 ст.

1474 ГК РФ). Кроме того, сфера действия «наименования предпринимателя» шире, чем у «наименования предприятия», поскольку последнее индивидуализирует бизнес предпринимателя преимущественно в среде потребителей; фирменнее наименование индивидуализирует предпринимателя так же в среде других предпринимателей.

Использование фирменного наименования создает устойчивый спрос на товары, работы или услуги, устанавливает связи с контрагентами и партнерами юридического лица, формирует его деловую репутацию, являясь инструментом конкурирования на соответствующем рынке. Очевидно, что фирменное наименование, обладает определенной имущественной ценностью, способствует увеличению дохода от предпринимательской деятельности, является своеобразным нематериальным активом как и тесно связанная с ним деловая репутация.

Тем не менее, средства индивидуализации субъектов гражданских прав в российском правопорядке традиционно выступали в роли объектов личных неимущественных прав. Является ли правовая охрана фирменных наименований средствами института исключительных имущественных прав более приемлемой? Сопоставив нормы о правовой охране фирменных наименований (объектов исключительных прав) и нормы об охране имени гражданина (объекта личного неимущественного права) мы не увидели принципиальной разницы двух правовых режимов.

Право на фирму, как и право на имя, неотчуждаемо (п.1 ст. 150, п.2 ст. 1474 ГК РФ). Право на имя и право на фирму не могут принадлежать нескольким лицам совместно и совместно ими осуществляться, т.е.

отсутствует множественность на стороне правообладателя (п.2 ст. 1229 ГК РФ). Аналогичен характер действий, ведущих к нарушению этих прав.

Статья 9 ГК РФ запрещает приобретение прав и обязанностей под чужим именем и использование чужого имени способами и в форме, которые затрагивают честь, достоинство и деловую репутацию гражданина.

Совершение действий, перечисленных в п.1 ст. 1474 ГК РФ, без правового основания влечет аналогичные последствия. Характер санкций за нарушение права на фирму и права на имя, в целом, одинаков: взыскание убытков (п.5 ст.

19, п.4 ст.1474 ГК РФ). Однако для исключительных прав (в частности для права на фирменное наименование) установлен дополнительный способ защиты: публикация решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (пп.5 п.1 ст.1252 ГК РФ). Представляется, что такое понимание фирменного наименования, которое используется в нормах Гражданского кодекса, не обосновывает острой необходимости применение к фирме правового режима имущественных исключительных прав.

Фирменное наименование как средство индивидуализации участника предпринимательского оборота вполне может охраняться в качестве объекта личного неимущественного права.

Следуя же логике законодателя, наряду с фирменным наименованием следовало бы признать объектами исключительных прав так же имя индивидуального предпринимателя, авторское имя или псевдоним, деловую репутацию, поскольку они обладают теме же качествами (обладают имущественной ценностью, способствуют увеличению дохода, формируют устойчивый спрос на производимую продукцию). Такой подход «размывает» традиционные критерии классификации гражданских прав на имущественные и личные неимущественные, что чревато эволюцией системы гражданского права.

Большое научное значение имеет классификация объектов исключительных прав. Это позволяет определить единый подход к определению адекватного правового режима для каждой группы объектов и обосновать особенности установления, содержания и осуществления исключительного права относительно конкретного объекта. Используемое законодателем деление объектов исключительных прав на две группы — результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, — пожалуй, следует признать очень удачным.

Имеющиеся в юридической литературе предложения выделять в системе объектов исключительных прав результаты творческой деятельности и результаты, не обладающие творческим характером103, не обосновывают отличий в их правовом режиме, если учесть, ¦ что исключительное право является имущественным правом.

Для некоторых. объектов творческий характер (показателем которого традиционно являются критерии новизны и/или оригинальности) необходим в качестве одного из признаков охраноспособности объекта, для других он необязателен, хотя и может иметь место (например, фонограммы). Тем не менее, и для творческих, и для «нетворческих» результатов (объектов смежных прав) правовой режим практически аналогичен. Другое дело — отличия характера результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Они прослеживаются и в режиме использования (соответственно, и в содержании правомочий использования в исключительном праве на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации), и в особенностях формирования рыночной стоимости объекта (стоимость средства индивидуализации теснейшим образом зависима от деловой репутации), и в характере воздействия на объект в результате нарушения исключительного права (при интенсивном использовании результата — интеллектуальной деятельности, последний неизбежно будет терять стоимость, поскольку обладает моральным износом, для средств индивидуализации такое правило не всегда применимо).

Результаты интеллектуальной деятельности целесообразно классифицировать по двум основаниям: вероятность независимого повторного создания объекта и степень формализации информационного объекта. В зависимости от вероятности независимого повторного создания объекта можно выделить объекты, вероятность повторного создания которых незначительна (произведения, объекты смежных прав) и объекты, вероятность повторного создания которых значительна (объекты патентного права, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, ноу-хау).

Поскольку объекты первой группы уникальны и обычно неповторимы, их правовая охрана возникает, как правило, в силу факта их создания; при этом для установления исключительного права нет нужды прибегать к критерию объективной новизны и системе приоритетов. Объекты второй группы могут быть созданы независимо друг от друга разными лицами, поэтому для закрепления исключительного права необходимо установить приоритет за лицом, впервые создавшим такой объект (критерий объективной новизны), используя метод официальной регистрации объекта, или же, если регистрация затруднительна или невозможна по какой-то причине (как в случае с топологиями интегральных микросхем или ноу-хау), следует установить исключительные квазиабсолютные права на результат за любыми лицами, самостоятельно получившими такой результат (критерий субъективной новизны). По критерию формализации можно выделить «формализованные» и «неформализованные» (абстрактные) результаты интеллектуальной деятельности.

Формализованные объекты способны быть «потреблены» (удовлетворять потребности) непосредственно с момента их создания (например, в произведении идея автора передана определенными выразительными средствами), и чаще всего воплощаются и используются в материальном носителе. К таким объектам относятся произведения, объекты смежных прав, топологии ИМС, селекционные достижения.

Неформализованные (абстрактные) объекты необходимо воплотить в какой- либо предмет или явление действительности, т.е.

адаптировать (определить их форму) для непосредственного удовлетворения определенной потребности (решения задачи).

К этой группе объектов относятся изобретения, полезные модели, промышленные образцы, ноу-хау. Данная классификация помогает обосновать различия в характере и содержании исключительных прав для этих двух групп объектов, о чем будет сказано во второй главе данной работы. Средства индивидуализации предлагается классифицировать на три группы: средства индивидуализации товаров, работ услуг, средства индивидуализации предприятий субъектов гражданского оборота и средства индивидуализации коммерческих организаций как участников предпринимательского оборота.

Каждые из этих групп объектов так же имеют отличия в порядке установления и прекращения, содержании и осуществлении исключительных прав на них. Правильно выбранная классификация объектов исключительных прав должна служить выработке единообразного подхода к правовому регулированию каждой группы объектов, что особенно актуально в связи с определившейся тенденцией увеличения числа объектов исключительных прав. Выводы и предложения. Перечень объектов исключительных прав исчерпывающе определен законом (ст.1225 ГК РФ).

Появление в российском гражданском законодательстве новых объектов исключительных прав (в частности ноу-хау, коммерческое обозначение) приводит к усложнению системы исключительных прав.

Представляется не бесспорным установление в качестве объектов исключительных прав фирменных наименований (как средства индивидуализации юридического лица) и секретов производства (ноу-хау).

Система объектов исключительных прав представлена двумя группами: результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Удачной представляется классификация результатов интеллектуальной деятельности по критерию вероятности независимого повторного создания объекта (имеет значения для определения оснований предоставления правовой охраны и критериев охраноспособности объектов), а так же в зависимости от степени формализации объекта.

Comments are closed.