Как расчитать штраф за незаконное поторебление электроэнергии

Решение проблемы хищения электрической энергии в Республике Казахстан

Надежная и надлежащая защита гражданских прав, гарантирует участникам правоотношений беспрепятственную реализацию субъективных прав. В Республике Казахстан защита гражданских прав — один из институтов гражданского законодательства, нормы которого определяют порядок и способы защиты нарушенных или оспариваемых гражданских прав. Субъектам гражданского права предоставлена возможность защищать свои права и интересы с помощью различных правовых средств. Задачей гражданского права, как и других правовых отраслей, является не только создание условий для реального осуществления его субъектами своих прав, но и предоставление надлежащей защиты в случае их нарушения.

Нормы о защите гражданских прав являются важнейшим разделом гражданского законодательства и предметом многочисленных научных публикаций. Общие начала гражданского законодательства в этой сфере сформулированы в ст.

9 ГК, названной «Защита гражданских прав».

Механизм действия самих способов защиты раскрывается в последующих статьях ГК и нормах других законодательных актов. В силу принципа свободы договора стороны могут предусматривать в нем дополнительные меры для защиты своих прав, и на практике эта возможность широко используется.

«По своему правовому содержанию способы защиты гражданских прав, названные в ст. 9 ГК, различны [1]. Одни ставят своей задачей реально восстановить нарушенное право, например признание права или восстановление для потерпевшей стороны ранее существовавшего положения. Задача других способов защиты — дать потерпевшей стороне материальное (денежное) возмещение в форме убытков или неустойки, которое позволит ей компенсировать понесенные потери».

[2] В условиях рынка восстановление нарушенного права посредством получения денежной компенсации обычно не представляет трудностей, и в большинстве случаев субъекты гражданского права прибегают к использованию именно этой защитной меры. В соответствии с пунктом 4 статьи 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан [1] под реальным ущербом понимаются расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено, утрата или повреждение его имущества. Интересно отметить, что проблема, связанная с правовым определением электрической энергии, возникла уже в начале прошлого столетия.

Так, в 1902 г. Уголовный кассационный департамент Правительствующего Сената России отменил оправдательный приговор, вынесенный по делу Николая Иванова, обвиняемого в краже электрической энергии. В оправдательном приговоре указывалось, что электрическая энергия не является имуществом, а следовательно, не может быть объектом кражи.

Обосновывая свое решение, суд кассационной инстанции указал, что электричество «существует несомненно и вполне реально. успело стать для людей экономическим благом.

стало предметом менового оборота, т.е. обладает всеми признаками имущества. поэтому к охране электричества должны быть применены общие правила об охране имущества», а следовательно, потребление электрической энергии «без ведома и согласия хозяина должно быть признаваемо кражею».

[3] Принимая во внимание особенности электрической энергии как товара, государства-участники Содружества Независимых Государств (СНГ) подписали

«Соглашение о гармонизации таможенных процедур при перемещении электрической энергии через таможенные границы государств-участников Содружества Независимых Государств»

. В данном документе страны-участники СНГ установили единое понятие «электрической энергии» — особого вида товар, характеризующийся одновременностью его производства и потребления, требующий постоянного и непрерывного поддержания его параметров в заданных пределах.

В случаях кражи электрической энергии юридическими либо физическими лицами подсчитать реальный ущерб нанесенный владельцу не представляется возможным, так как электрическая энергия используется в обход приборов учета, которые в свою очередь созданы для того, чтобы контролировать объем электрической энергии. Хотелось особо отметить тот факт, что энергопередающие организации, в силу последних изменений коснувшихся их деятельности, лишены четкого механизма взыскания реального ущерба нанесенного физическими и юридическими лицами вследствие их неправомерных действий. До вступления в законную силу Правил пользования электрической энергии утвержденных Постановлением Правительства Республики Казахстан от 10 июля 2013 года № 713 (Далее — ППЭЭ) [4], электропередающие организации имели правовое основание для взыскания реального ущерба закрепленное пунктом 71 предыдущей редакции Правил пользования электрической энергии.

Рекомендуем прочесть:  Как зарегистрировать ооо

[5] Вышеуказанный пункт закреплял следующее — при обнаружении представителями энергопередающей организации повреждения расчетных приборов учета по вине потребителя, нарушения или отсутствия пломбы (пломбировочного устройства), повреждения стекла и корпуса, самовольного присоединения потребителем электроустановки помимо расчетных приборов учета, изменения схемы включения приборов учета, энергопередающая организация в установленном порядке отключает потребителя от электросети и производит перерасчет расхода электроэнергии по фактической максимальной нагрузке или присоединенной мощности электроустановок потребителя и числу часов работы потребителя за все время со дня последней замены расчетных приборов учета или инструментальной проверки схемы коммерческого учета. Исковые заявления направленные в судебные органы с целью взыскания реального ущерба нанесенного энергопередающим организациям в виду воровства электрической энергии, основанные только на положении пункта 4 статьи 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан [1], являются бесперспективными, так как для взыскания реального ущерба необходимо доказать и обосновать его наличие и размер, что в силу специфики электрической энергии как товара — не представляется возможным. В настоящее время отсутствует механизм расчета количества электрической энергии подлежащей возмещению в случае ее кражи, то есть законодатель закрывает глаза на проблему хищения электрической энергии и тот факт, что финансовые средства, не полученные электросетевой организацией, не будут направлены на модернизацию оборудования.

До вступления в силу новой редакции ППЭЭ, электросетевые организации подавали исковые заявления, в соответствующие суды основывая свои исковые требования пунктом 71 предыдущей редакции ППЭЭ.

Действительно, вышеуказанный пункт подробно расписывал процедуру взыскания реального ущерба в случае кражи электрической энергии, а так же в других случаях причинения реального ущерба электросетевым организациям. Электросетевая компания в случае обнаружения нарушения пользования электрической энергии производит перерасчет расхода электроэнергии по фактической максимальной нагрузке или присоединенной мощности электроустановок потребителя и числу часов работы потребителя за все время со дня последней замены расчетных приборов учета или инструментальной проверки схемы коммерческого учета. Сразу бросается в глаза неадекватность применяемых санкций к самим нарушителям, так как реальный ущерб взыскивается с тем расчетом, что вся техника использующаяся нарушителем используется круглосуточно семь дней в неделю.

05 февраля 2014 года Есильским районным судом города Астаны рассмотрено дело № 2-265/14 по иску АО «Астана-РЭК» к Садикову В. В. предметом данном разбирательства являлось взыскание суммы перерасчета за пользование электрической энергии.

[6] В ходе разбирательства установлено, что по результатам проверки от 07.04.2011 г.

контролером АО «Астана-РЭК» объекта по адресу: г.Астана, мкр.Чубары, ул.Караоткель, д.32, принадлежащем Садикову В.В. обнаружено подключение токоприемников (электрокотел) помимо прибора учета и отсутствие пломбы в приборе учета электрической энергии.

По результатам проверки представителем истца в присутствии потребителя был составлен акт № 0006897 о нарушении Правил пользования электрической энергии и произведен перерасчет потребленной энергии на сумму 1 153 494 тенге. Отсутствие пломбы в приборе учета электрической энергии является нарушением ППЭЭ и при обнаружении срыва пломбы необходимо производить перерасчет за пользование электроэнергией.

Таким образом хотелось бы еще раз подчеркнуть, что размер возмещения реального ущерба причиненного в следствии незаконного ее пользования не может быть установлен в силу объективных причин указанных выше, хотя Гражданский кодекс однозначно определяет под реальным ущербом расходы, которые произведены или должны быть произведены лицом, право которого нарушено.

На основании вышеизложенного следует сделать вывод, что существующие нормативные правовые акты необходимо доработать в части взыскания реального ущерба, фактически за воровство электрической энергии.

1) Причиной сложившейся ситуации служит отсутствие системы коммерческого учета.

Поэтому предлагаетя в

«Правила организации и функционирования оптового рынка электрической энергии Республики Казахстан»

и «Правила организации и функционирования розничного рынка электрической энергии, а также предоставления услуг на данном рынке» внести норму, которая обязала бы всех субъектов рынка электрической энергии установить приборы коммерческого учета, интегрированные в единую автоматизированную систему коммерческого учета электрической энергии (Далее — АСКУЭ). Создание АСКУЭ, в частности установка приборов коммерческого учета оптовым и розничным потребителям, возможно силами энергопередающих организаций по всей республике, путем проведения инвестиционной программы по создание такой системы. 2) Необходимо закрепить в новой редакции «Правил пользования электрической энергии» право энергопередающей организации взыскивать реальный ущерб с лиц незаконно подключившихся к сетям энергопередающей организации и осуществляющих ее хищение.

3) Более того, даже при обнаружении незаконного подключения лиц к электрическим сетям энергопередающей организации, последняя обязана проводить отключение таких лиц от своих сетей по согласованию (пп. 2) п. 35 ППЭЭ). При этом законодатель не предусматривает возможность отключения лиц от сети, без согласования. Недобросовестные потребители могут не согласовать процедуру отключения, следовательно энергопередающая организация не имеет права производит отключение потребителей ворующих электрическую энергию.

Эту норму, однозначно необходимо изменить, так как она противоречит логике права. Энергопередающая организация осуществляет свою коммерческую деятельность и должна иметь механизмы по защите своих прав. Энергопередающая организация, являясь собственником линий электропередач, обязана следить за ее техническим состоянием.

Незаконные подключения увеличивают нагрузку на сети, что в свою очередь негативно отражается на ее техническом состоянии. Данные обстоятельства могут быть причиной выхода электрических сетей из строя.

4) Считаю необходимым закрепить в ППЭЭ такое понятие как «Недобросовестный потребитель» — физическое или юридическое лицо, незаконно подключившееся к сетям электропередачи энергопередающей организации, потребляющее электрическую энергию помимо прибора учета. Такое определение поможет разграничить добросовестного потребителя от недобросовестного, так как существующее законодательство не разделяет данные понятия.

5) Пункт 35 ППЭЭ дополнить подпунктом 4 в следующей редакции:

«Энергопередающая организация вправе отключить недобросовестного потребителя от подачи электрической энергии незамедлительно»

. Неоднократно поднимался вопрос о создания АСКУЭ на различных уровнях государственной власти, однако до сих пор вопрос ее создания и внедрения не решен, хотя данный вопрос можно отнести к инновационному развитию отрасли электроэнергетики. Внедрение в жизнь предложений позволит осуществлять контроль за потреблением электрической энергии, который позволит создать цивилизованный рынок электроэнергии в Республике Казахстан.

Каждое физическое и юридическое лицо будет оплачивать только за фактически потребленную электрическую энергию. К примеру, в случае хищения электрической энергии в жилом многоквартирном доме, жители этого дома оплачивают за похищенную электрическую энергию как за общедомовые нужды. Другими словами оплачивают за товар, которым фактически не пользовались.

Comments are closed.